27.09.2017

Time & material — мечта и боль разработчика


Виды T&M

Для T&M контрактов существует широкий спектр форматов реального взаимодействия. Два самых ярких представителя:

Почти аутстафф: исполнитель поставляет ресурсы, которые делают то, что сказал заказчик. Бюджета нет, есть месячный платеж на покрытие стоимости команды. От полноценного аутстаффа этот формат может отличаться тем, что на стороне исполнителя находится тимлид и детальная постановка задачи.

Почти фикс: есть скоуп, твердый бюджет, на стороне исполнителя сформирована проектная команда, но планирование идет по принципу беклога, работа формируется в спринты. Детализация постановки, а также решение о глубине реализации той или иной функции идет в процессе работы. Очень похоже на agile, вам не кажется.


За что платит заказчик

Сама аббревиатура T&M обозначает Time and Material — оплату за время и иные потраченные ресурсы.

Иногда в рамках T&M оплачивается все рабочее время сотрудника, вне зависимости от того, что он делает и делает ли вообще. Исполнитель будет настаивать на такой трактовке, когда детальное (позадачное) планирование работы команды находится в руках клиента: если контрактоваться иначе, то у заказчика не возникнет ответственности за неэффективную работу или простой сотрудников, и он гарантированно будет этой возможностью злоупотреблять.

Другой формат — оплачиваются только конкретные работы из плана, акцептованные заказчиком. Детальное проектное управление находится в руках исполнителя, он же распределяет задачи на сотрудников. Такой формат предполагает, что у проекта есть запас дел не менее чем на 2-3 горизонта планирования. При этом менеджер, оценивая объем работы, по согласованию с клиентом, может корректировать размер команды.


Схема фиксации плана работ и задач

На старте проекта должен быть оговорен механизм принятия задач. Скоуп и объем работ на T&M раздувается очень быстро, и причина проста: у заказчика всегда есть неисчерпаемый запас идей и желаний, а исполнитель только и рад увеличить счет в сторону клиента, реализуя все мыслимые и немыслимые мечты.

При этом очень легко образуется треугольник разорванной ответственности: менеджер продукта (от заказчика) струится мечтами, менеджер проекта (от исполнителя) делает все, чтобы его ублажить, а когда счет двойного размера попадает в финансовый контроль к клиенту, менеджер продукта быстро бледнеет и заявляет, что он всего этого не заказывал. Вот огурцы и лучок — да, а шашлык по-царски и односолодовый виски — это исполнитель сам придумал, сам съел и сам выпил. Выкинул в пропасть.

Осложняется вся эта картина еще и тем, что любая попытка ввести на стороне исполнителя собственный финансовый контроль или управление скоупом, вызывает гнев означенного выше продакт-менеджера на первой же попытке отказать ему в реализации функции, ибо как смеет несчастный контрактатор наступать на горло его песне.

Тем не менее практика показывает, что исполнитель, работающий по контракту T&M для закрытия своих рисков, вынужден привносить в него элементы fix price проекта. Например, путем фиксации в договоре/ТЗ критического скоупа: стороны договариваются, что контракт не может считаться не исполненным, если у результата на дату Х есть пол, руль, мотор и колеса. Все остальное может быть добавлено или изъято движением мятущейся души заказчика, но не эти четыре детали. В таком раскладе исполнитель может работать с приоритетами, направляя основные силы на ключевые функции системы, и реализуя всяческие bells and whistles в рамках, например, четверти бюджета времени проекта.


Схема code freeze и формирование стабильных версий

Вторая проблема гибких проектов имеет в основе те же самые причины, но несколько иные риски на выходе. Предположим, что бюджет действительно бесконечен — редко, но так тоже бывает. Тогда нет проблемы с объемом работ, но есть даты релизов, или, хуже того, усталость заказчика более высокого уровня от ожидания. Если проект не успел к плановой дате, потому что менеджер клиента раздул скоуп, виноват будет все равно разработчик. Если реализация массы ненужных функций сделала код неуправляемым и нестабильным, никто не примет объяснений: «Вы сами так просили». Ответ заказчика будет прост: «Мы не просили делать плохо».


Риск работы с непрофессиональным сотрудником на стороне клиента

Строго говоря, нельзя рассматривать проект в ограниченных рамках «исполнитель - контракт - проектный/продуктовый менеджер со стороны заказчика». У последнего есть свой заказчик, уже внутри компании. Директор направления, владелец компании, сам бизнес, наконец.

Можно быть идеальным исполнителем для менеджера со стороны клиента, но это не гарантирует успех: проект может провалить человек от заказчика. Для ИТ-компании это означает следующий риск: два года Вася из NNN говорил, что все идет идеально, а потом пришел его директор, Васю выгнал с треском, платежи остановил, потому что все это время руками подрядчика делали нечто, совершенно никому не нужное.

Такой риск в T&M проектах существенно выше, чем в фиксовых. Последний предполагает детальную работу с требованиями, а опытный аналитик никогда не забудет провести работу по выявлению реальных стейкхолдеров и выяснит, с кем, кроме Васи, нужно согласовать бизнес-цели проекта.

Нельзя рассматривать T&M контракт в режиме «мне приказали, я сделал, они обязаны заплатить». Исполнитель должен понимать бизнес-цели контракта, управлять скоупом проекта и не позволять линейным сотрудникам на стороне заказчика вести проект к неудаче. Даже если контракт и размер заказчика гарантируют оплату сколь угодно идиотской работы, кроме денег есть еще и репутация. Сделав в T&M режиме неуспешный, но оплаченный проект, можно получить недовольство на уровне руководства заказчика, кто бы ни был причиной этого неуспеха.

Вернуться в блог